Патентное бюро. Полный список патентных поверенных, реестр патентов и др
allmarks.ru
Ремонт любых Ford после гидроудара. Гарантия. Любые двигатели. Низкие цены
приборная-панель.рф
Интернет-магазин детских товаров. Интернет- магазин детских товаров.
cybex-russia.ru

Первый тайм

История первая – с хорошим концом!

Итак, первый тайм мы уже отыграли – то есть выкормили грудью дочку. Сейчас этому «выкормышу» уже четыре с половиной года, а  вакантное место у маминой груди занято ее братом. Я не случайно пишу «мы»: наш чудесный грудной период не состоялся бы без поддержки любимого мужа и папочки! Он не просто не мешал мне кормить и растить ребенка так, как я, его мама, считаю нужным – но и помогал, чем мог: не устраивал истерик по поводу совместного сна, не требовал заткнуть орущий ротик  соской в каком-нибудь людном месте и вместе со мной отбивался от советов родственников,  врачей и прочих «доброжелателей».

Лиха беда начало…

Будучи беременной, я особо не задумывалась, как буду кормить своего бэбика: ну, будет молоко – хорошо, а нет – тоже не страшно. Однако месяце на седьмом мне попалась статья М.Майорской, из которой я узнала, что ситуация «нет молока» - это что-то почти из области фантастики, а точнее – из области редких эндокринно-гормональных расстройств. Я подумала, что не стоит заранее причислять себя к трем процентам крайне патологичных случаев, и твердо решила кормить ребенка грудью. Итак, моя «доминанта на гв»  была сформирована. Теперь можно и рожать.

Роды закончились, и Маруську сразу же приложили к моей груди – то есть, буквально через пять минут после ее появления на свет. А точнее – побрызгали ей в рот молозивом, чтобы «заселить мамину флору» - и все. Сосать Муся не стала – естественно, ведь она еще не успела прийти в себя после рождения. Умела бы дочка говорить, то объяснила бы мне, что дорога ложка к обеду, то есть, минут через двадцать-тридцать после родов – тогда детки ведут себя у груди куда более активно! Следующее наше прикладывание состоялось только через двенадцать часов – сначала мама отходила от наркоза, потом дочка  не хотела брать грудь. И даже когда мы наконец-то приспособились друг к дружке и начали кормиться – прибежала медсестра и буквально силой стала отдирать от меня дочку: «Что Вы делаете?! В первые сутки грудь можно давать на пять минут каждые три часа – а то соски растрескаются от непривычной нагрузки, и вообще кормить не сможете! В общем, так – пока не пришло молоко – потихоньку тренируем грудь, а кормим из бутылки!»

Кормить из бутылки я не стала, но 12-часовой перерыв в первые сутки плюс то, что мне пришлось «шифроваться» от медсестер и кормить чуть ли не тайком – сыграло свою нехорошую роль, и на третий день меня ожидал та-а-а-кой прилив, что я поняла: роды – ерунда, а вот кормление грудью – это настоящий ужас! Температура, грудь распирает от молока – и единодушные советы акушерок: сначала кормишь ребенка, потом цедишься ДО ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛИ. По-моему, всем кормящим мамам понятна абсурдность совета насчет этой самой последней капли. В общем, я рыдала и сцеживалась почти круглосуточно, почти ничего не пила и до судорог боялась мастита. В роддоме тетки на УВЧ пугали: ой, сколько камней, если не будешь все время цедиться, дождешься операции! Дома стало полегче, по крайней мере, морально: муж помогал мне расцеживаться, и говорил: «По-моему, тут никаких камней, а строение железы такое: есть молоко - появляется выпуклость в этом месте, нет молока – все гладко». Интересно, почему этого не знали тетки в роддоме? Выдержала я «цедильный режим» где-то с неделю: сначала начала нормально пить, а потом – из-за  природной лени, что ли, но никак не в результате осознанного решения – я стала и сцеживаться все меньше, и меньше бояться тоже. Слава Богу, все прошло гладко – мне удалось уйти от сцеживаний полностью и без осложнений.

Коварная подружка

Маруське был месяц, мы набрали полтора кило, чудненько кормились, не сцеживались, вместе спали – и вообще, наслаждались жизнью, как вдруг…в журнале «Мой ребенок» мне попалась на глаза статья о пользе пустышки. Называлась она, кажется, «Первая подружка» и основная мысль ее сводилась к тому, что пустышка – с какой стороны ни глянь – не просто полезна, я прямо-таки необходима малышу. Мол, все потребности в сосании малыша мама грудью все равно не удовлетворит, и лучше сосать резинку, чем «грязные» вещи, окружающие детку в квартире, а на улице без нее вообще со всеми сразу же случается пневмония – из-за криков и ротового дыхания! И что же – я впечатлилась, погнала мужа в магазин, а потом буквально заставила дочку взять пустышку. Спустя несколько месяцев у нас случился отказ от груди, и, хотя не пустышка его спровоцировала, но усугубила – это точно.

Отказ

Почему моя четырехмесячная кроха отказалась от груди? Наверное, потому что обиделась на меня за мою черствость и отсутствие поддержки в трудной для нее ситуации. Она очень плохо переносила массажи, назначенные для борьбы с повышенным тонусом мышц – возмущалась, плакала, звала маму.… А мама в это время носилась по квартире, пытаясь сделать сто дел сразу: а что такого? Час свободного времени – роскошь для матерей младенцев, можно не то что уборку сделать, а целый наполеон испечь. А тут и ребенок под присмотром, и тетя-массажист – женщина хорошая и давно маме знакомая, ничего страшного с Мусей не случится. Случилось…
После массажа дочка засыпала часа на три, есть стала мало, а кричать много. «Выручала» пустышка. Через четыре дня после начала массажей Муся перестала брать днем грудь. Вот только увидит мою сисю – и в крик. На пустышку кидалась жадно, долго сосала, потом в изнеможении засыпала. Тогда я меняла соску на сисю – все нормально, ест! Ночью тоже все как обычно. Утром проснется, вместо обычных улыбок – мрачный взгляд и слезы при виде сиси. И каждый день все хуже и хуже. Днем осталось два кормления (!), обычно после долгого плача, засыпания с пустышкой и только в «бессознательном» состоянии. Мое сцеженное молоко из бутылки пила с жадностью – если папа кормил!

Мне вспомнилось, что в одном из недавних номеров «Моего ребенка» была статья об отказе от груди, которую я не прочла, потому что тогда это ко мне не относилось, и было неинтересным. Многоопытная педиатр «авторитетно» перечисляла причины отказа: стоматит у малыша,  режущиеся зубки, месячные у мамы, неприятный запах маминого дезодоранта, и, наконец – мама наелась чеснока! Ничего не подходило: ведь сосет же она, когда спит, и ничего ей не мешает! Я  догадалась, что Марусин отказ – реакция не на молоко, а на маму. Стала вспоминать события недавних дней, думать, с чего все началось – мелькнула мысль о массажах. Но массажи-то позади, а проблема осталась. Что делать?!

Действовала я по наитию -  Бог помог. Во-первых, решила ни в коем случае не переводить дочку днем на смесь, не сцеживать молоко в бутылку и не заставлять Мусю брать грудь. Днем кормила два раза во время снов, ночью – будильник через каждые два часа, по квартире все время ходила topless, круглосуточно носила Мусю на ручках, подолгу лежала с ней в обнимку, играла, укачивала - но грудью не насиловала. Ах да, еще пила валерьянку.

Так продолжалось неделю: ни разу за это время дочка не попросила сисю днем. Спасибо мужу – он безоговорочно принял мои «правила игры», да еще и успокаивал меня, когда я теряла надежду вернуть ребенка на грудь.

А ровно через семь дней, когда мы «валялись» с дочкой на диване, она вдруг просто повернула головку и взяла грудь. Как ни в чем не бывало. Как будто и не было этих кошмарных семи дней. Я лежала, не дыша, боясь расплакаться и спугнуть наше хрупкое счастье. Но Маруся действительно меня простила – с той самой минуты начала вести себя абсолютно нормально – часто кушать днем и несколько раз – ночью. После отказа наша пустышка «отпала» сама собой – больше я не соглашалась менять сисю на соску, даже если дочка подолгу не отпускала меня во время дневного сна. Теперь только грудь, и никаких резинок!

Не еда, а стиль жизни

Уже в первые месяцы жизни со своим ребенком я поняла, что гв – это намного больше, чем «кормежка». Ведь с грудью ребенок удовлетворяет намного больше потребностей, чем две базовые – в еде и питье. К сожалению, у нашей патронажной медсестры и участкового педиатра взгляды были другие. Они настоятельно рекомендовали буряковые отварчики с трех месяцев, водичку с первых дней, кормление только по режиму, раздельный сон и многое другое, что в нашу жизнь просто не вписывалось. Я отстаивала свою точку зрения, а меня обзывали «сумасшедшей мамашей». Очень часто я чувствовала себя белой вороной и среди остальных мамочек маленьких детей – на нашей детской площадке шестимесячные малыши, если и были еще грудниками, то в гораздо меньшей степени, чем моя Мария. На меня в основном смотрели косо: в полгода никаких витаминов ребенку не дает, не поит, на руках таскает, да еще и в одной постели спит – безобразие!

Слава Богу, в 2003 году в журналах уже была кое-какая информация  о грудном вскармливании (интернета у меня дома не было), а вскоре в «Моем ребенке» начала работу наша замечательная Ксюша Соловей. Не знаю, возможно, потому, что в моем «кормительном эпикризе» было столько нестандартных ситуаций и настоящей борьбы за право ребенка быть грудным, мне очень захотелось стать консультантом по гв. Когда Маше исполнился год, я связалась с Ксенией и договорилась о встрече. Через пару месяцев началось мое обучение. Собственно говоря, оно длится до сих пор…

Финишная прямая

Когда отлучать ребенка от груди – вопрос очень животрепещущий. Сначала мне казалось, что два года – это и так ого-го! Через два года решила ждать самоотлучения. Через три – созрела уверенность, что самозавершение – это вообще утопия. А через три с половиной моим метаниям был положен конец: к нам пришел Максюша и «отпустил» ровно девять месяцев для решения вопроса.

Мы справились даже быстрее – Маруся «отпала» от груди, когда я была на двенадцатой неделе беременности, прокормившись ровно три с половиной года.

Консультанты (в том числе и я) не советуют отлучать ребенка от груди в непривычных для малыша условиях. Прощание с грудью, каким бы своевременным оно ни было, все равно стресс. Но, как известно, нет правил без исключений: наше кормление завершилось очень мягко, хотя произошло это в дали от дома, и к тому же в летний период (что тоже, в общем-то, против правил). Мы с дочкой поехали на детский отдых в Швецию. А там было такое плотное расписание, что Маша попросту забывала или не успевала прикладываться к груди после сна (к тому времени у нас оставалось одно утреннее прикладывание). Так что каждодневный ритм у нас постепенно сменился на раз в два дня, потом раз в три дня, а потом – ВСЕ!

20 июля 2006 года Марии исполнилось три с половиной года. К этому времени она не прикладывалась к груди уже трое суток. Скучая в аэропорту в ожидании посадки в самолет, она стала «клянчить» сисю. Я ответила, что теперь-то уж в сисе точно ничего нет, и объяснила ей, как смогла, про принцип «спрос-предложение». Дочка обдумала мои слова и спросила: «Значит, когда родится наша маленькая ляля, молоко появится?» Да, говорю. «А ты меня угостишь?» Я пообещала, что угощу обязательно. На том и порешили.

Об этом моем обещании Муся периодически напоминала мне до самого срока родов, так что я даже начала переживать по этому поводу. Но все разрешилось как нельзя лучше. Вернувшись к нам после ночи у своей крестной и обнаружив дома сосущего грудь новорожденного брата, она спросила: «Ну что, молоко есть?» Есть, говорю. Хочешь после братика приложиться? «Не-а. Я надкусанное не ем!»

Автор: Федорченко Ольга, консультант по лактации

 
Подпишитесь
на новости